15 марта, 2009

Лев Толстой. О писательстве.

В "Исповеди" Льва Толстого есть строчки, где он пишет про себя, 26-летнего молодого офицера, только вернувшегося в Петербург после участия в обороне Севастополя и обретшего славу за "Севастопольские рассказы". В этих строчках он признается, насколько заблуждался он в тот период своей жизни, когда считал, что его призвание как "человека мысли" - учить людей.

"В это время я стал писать из тщеславия, корыстолюбия и гордости. В писаниях своих я делал то же самое, что и в жизни. Для того чтобы иметь славу и деньги, для которых я писал, надо было скрывать хорошее и выказывать дурное. Я так и делал. Сколько раз я ухитрялся скрывать в писаниях своих, под видом равнодушия и даже лёгкой насмешливости, те мои стремления к добру, которые составляли смысл моей жизни. И я достигал этого: меня хвалили.

Мы все тогда были убеждены, что нам нужно говорить и говорить, писать, печатать — как можно скорее, как можно больше, что всё это нужно для блага человечества. И тысячи нас, отрицая, ругая один другого, все печатали, писали, поучая других. И, не замечая того, что мы ничего не знаем, что на самый простой вопрос жизни: что хорошо, что дурно, — мы не знаем, что ответить, мы все, не слушая друг друга, все враз говорили, иногда потакая друг другу и восхваляя друг друга с тем, чтоб и мне потакали и меня похвалили, иногда же раздражаясь и перекрикивая друг друга, точно так, как в сумасшедшем доме. ...

Тысячи работников дни и ночи из последних сил работали, набирали, печатали миллионы слов, и почта развозила их по всей России, а мы всё ещё больше и больше учили, учили и учили и никак не успевали всему научить, и всё сердились, что нас мало слушают". (Исповедь, 2 глава, 1882 год).

Мне почему-то подумалось, что подобная парадигма широко распространилась среди людей вместе с интернетом. Наверное, знать, что тебя читают и слышат – испытание, к которому многие, если не все, из нас, блоггеров, оказались абсолютно не подготовлены.

Комментариев нет:

Почитайте моих друзей

  • Добрые люди обречены на гибель/ Burkov about Shukshin - Отрывки из книги Г.И. Бурков «Хроника сердца» Окончание; см. начало записок: часть 1, часть 2 Василий Макарович Шукшин. Живой Шукшин Он очень переживал, бо...
  • - Ученые, изучающие общество, заметили, что сознание индивидуума, находящегося в одиночестве, является уязвимым со стороны галлюцинаций и иррациональных ст...

или мои предыдущие посты