14 ноября, 2009

Доброе дело

Это очень простой пост – он о добром деле, чистом и невесомом, как дыхание колибри. История из моей жизни. Почему-то вспомнилась сейчас.

2002 год, бывший немецкий город Калининград, я, зелененький лейтенантишко одной из затхлых частей ГРУ, в которую я был сослан после выпуска несмотря на красный диплом и подмосковную прописку. Нелогичность государственного распределения усугублялась глубокой алкогольной зависимостью командиров. Я понял, что начать карьеру нормального человека мне суждено чуть позже, точнее пока не известно, и решил пока заняться делами сердешными. Как раз полгода назад я внял указующему персту и рассмотрел в давно и непорочно знакомой девчушке свою будущую жену.

И вот теперь, после обеда, 25 октября, в пятницу, я летел на автобусе по кёнигсбергской брусчатке на железнодорожный вокзал в двухнедельный отпуск, для того, чтобы оформить все земные формальности того брака, который уже свершился на небесах. Я был уверен, что через полчаса я уже сяду на скорый Калининград – Москва, а уже завтра к вечеру сожму в крепких объятиях свою беспятиминут законную жену.

Но поезда ходили в Москву только по чётным числам.

Перспектива отложить сжимание в объятиях своей молодой невесты на сутки меня решительно не устраивала. Бесплатный проездной на поезд не смог отогнать мысль о прекрасном пятничном и последующем субботнем вечере в совершеннейшем одиночестве. Я представил, как расстроится суженая, и решительно направился в авиакассу где-то на Ленинском проспекте. Я сейчас уже точно не помню, но в кармане у меня было около 2 тысяч рублей – ползарплаты на тот момент. И этого как раз хватило на билет на рейс Аэрофлота, отправляющего через час-полтора! Надо было спешить – до аэропорта Храброво добираться от города не ближний свет, я взял такси. Успеваю, вроде. Здесь необходимо сделать отступление и сказать, что так, как боюсь летать на самолётах я, не боялся и не боится никто, даже Федор Конюхов. Да, это был поступок отчаянья. И я летел на крыльях любви в Москву сюрпризом, никому не позвонив – и времени не было, и очень я люблю сюрпризные моменты.

А рейс задержали на шесть часов.

Калининград проводил меня бабьелетним деньком, а Москва встретила часом ночи, сморкающимся в асфальт дождем со снегом. Очутиться в час ночи в Домодедово со 100 рублями в кармане это значит очутиться нигде. У меня в то время из жизнеобеспечения был только льготный проезд на всех, блин, видах общественного транспорта. К часу ночи все, блин, виды общественного транспорта уже спали. Ни сотового телефона, ни банковских кредитных карт у меня не было. Был час ночи, а метро открывается в 5-30, а до него еще нужно добраться. То есть в лучшем случае сжимать в объятиях заждавшуюся невесту я буду после обеда завтра. Выигрыш по сравнению с поездом таял на глазах.

В самолете я познакомился с таким же бедолагой, на двоих с которым у нас было рублей 200. Мы решили ловить такси до ближайшего метро, отойдя подальше от аэровокзала, чтобы не пугать на ночь глядя аэропортных жиромоторов своим скромным предложением.

Через какое-то время нас подхватила желтая “Волга” с надписью “Новое желтое такси” на боку. Водитель, немолодой мужчина кавказской внешности (как оказалось, осетин) взялся подвезти нас до ближайшего метро.

….

Здесь нужно сделать ещё одно отступление. Дело в том, что как раз в этот момент в здании Театрального центра на Дубровке происходила трагедия с захватом заложников и последующим их убийством федеральными службами по освобождению заложников. По радио только об этом и говорили, поэтому разговор сразу зашёл об этом. Шофер был импульсивен, как и полагается всем южным мужчинам, и не стеснялся поносить власти и защищать чеченцев. У нас, молодых, была своя правда – мы поносили власти тоже, но не защищали чеченцев. Завязалась словесная перепалка, но каждый остался при своих.

Я не помню, как получилось, но в итоге мы рассказали таксисту, что собираемся ждать открытия метро, так как денег на проезд в мягком классе у нас больше нет. Я рассказал про свадьбу. Неожиданно таксист предложил довезти нас до центра, куда нужно было и тому парню, и мне – чтобы сесть на электричку. Такого поворота событий мы не ожидали, поэтому согласились. В итоге добрый дядя, как настоящий дед мороз, согласился подвезти меня еще дальше – до Щелковского шоссе, откуда ходили автолайны и откуда до моего родного поселка было рукой подать. Я еле вышел из машины около метро Щелковская, так как желтый санта-клаус хотел везти меня до дома, мол, деньги потом отдашь! Но еще 40 километров неловкости бесплатного проезда на такси поя совесть наотрез отказалась выносить. Я пообещал ему поймать попутку, отблагодарил всеми добрыми словами, которые к тому моменту знал, и с богом отпустил.

Через полчаса я уже сидел в девятке, которая возвращалась на последнем крыле после ночного “бомбления” в соседний с моим город, рассказывая очередной жертве моего пустого кошелька о том, ну какие же добрые бывают люди! Я не помню, как я пережил эти последние 40 километров на моем долгом пути из Калининграда к невесте. Но я хорошо помню, как я опять летел – но уже просто на крыльях любви - по ночному городку, предвкушая свой звонок по домофону и удивление, восторг, счастье своей любимой от такого сюрприза. Я был счастлив – я урвал у этой жизни целый день вместе с ней!

И ещё я понял, что в этом мире, кроме террора, террора в ответ на террор и террора в ответ на террор в ответ на террор, есть обычные люди, которые делают обычные, добрые дела. Просто так.

Спасибо им.

Комментариев нет:

Почитайте моих друзей

  • Добрые люди обречены на гибель/ Burkov about Shukshin - Отрывки из книги Г.И. Бурков «Хроника сердца» Окончание; см. начало записок: часть 1, часть 2 Василий Макарович Шукшин. Живой Шукшин Он очень переживал, бо...
  • - Ученые, изучающие общество, заметили, что сознание индивидуума, находящегося в одиночестве, является уязвимым со стороны галлюцинаций и иррациональных ст...

или мои предыдущие посты